ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ

Эцио добрался до огромного зала на втором уровне одновременно с Мануилом, который шел в сопровождении отряда. Эцио спрятался за колонной и замер, наблюдая. Ассасин собирался уже вечером покончить со всеми делами здесь. И тут Эцио заметил, что Мануил держит в руках последний ключ из Масиафа - тот самый, который тамплиеры нашли под дворцом Топкапи. Если ключ у него, подумал Эцио, значит, будущий император Византии собирается бежать.

- Что происходит? - взревел Мануил яростно и испуганно.

- Саботаж, Мануил! - пояснил тамплиер, стоявший по правую руку от Палеолога. - Идите в укрытие.

Толпа кричала, испуганные люди сломя голову бежали по коридору. Эцио увидел, как Мануил прячет ключ в ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ сумку, перекинутую через плечо, и отталкивает в сторону тамплиера.

- Прочь с дороги! - отрезал он.

Взобравшись на подиум, он обратился к толпе. Эцио смешался с людьми и медленно двинулся через толпу к Мануилу.

- Граждане! - громко провозгласил Мануил. - Солдаты! Соберитесь! Не поддавайтесь страху! Мы - истинные хозяева Константинополя. Мы хозяева этой земли. Мы византийцы! - Он замолчал для пущего эффекта, но, вопреки его ожиданиям, никто не захлопал. Мануил продолжил: - Kourayo! Держитесь! Не отступайте! Пусть никто не сломит вашего...

Он осекся, заметив Эцио. Должно быть, некое шестое чувство подсказало ему посмотреть в ту сторону. Мануил выругался, ловко соскочил с подиума и поспешил к выходу из ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ зала, подзывая телохранителей:

- Остановите его! Высокого человека в капюшоне! Убейте его!

Эцио, протолкавшись через растерянную толпу, бросился в погоню за Мануилом, уворачиваясь от ударов и сбивая с ног тамплиеров. Наконец солдаты остались далеко позади, и Эцио рискнул обернуться. Солдаты были так же растеряны, как и горожане, и смотрели куда угодно, только не в ту сторону, куда ускользнул ассасин. Кто-то кричал, слышались приказы, а кто-то бросился бежать, пока не схватили их самих. Мануил бегал слишком быстро, чтобы кто-то из его людей сумел бы его догнать. Только Эцио видел, куда он помчался.

Для толстяка Мануил бегал ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ просто невероятно быстро. Эцио бросился по длинному, тускло-освещенному коридору, остановившись только чтобы убедиться, что цель никуда не свернула. И тут ассасин увидел мелькнувшие впереди шелковые одежды Мануила, который карабкался по узкой каменной лестнице, вырубленной в скале. Человек мечтавший стать правителем, бежал, оружие было уничтожено, а армию охватил хаос.

Эцио кинулся следом.

Наконец ассасин загнал противника в угол - в пустой дом, вырезанный прямо в скале, на первом уровне. Мануил повернулся к нему, и на его пухлых губах заиграла улыбка.

- Ты пришел за ключом? - спросил он. - Так? Явился, чтобы отнять у нас два года усилий, которые у нас ушли ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ на восстановление того, что бросили ассасины?

Эцио не ответил, только прищурил глаза. Никто не знает, что еще припасено в рукаве этого человека.

- Ты ведешь бесполезную борьбу, ассасин! - продолжал Мануил с отчаянием в голосе. - Наши ряды растут, влияние расширяется! Мы находимся на виду, и в то же время невидимы!

Эцио сделал шаг вперед.

- Остановись и задумайся на минутку, - Мануил поднял украшенные перстнями руки. - Подумай о жизнях, которые ты забрал сегодня, о хаосе, который посеял! Ты! Ты использовал несчастных людей, преследуя собственные интересы! Но мы сражаемся за правду, ассасин! Мы хотим вернуть мир этой многострадальной земле.



- Тамплиеры любят говорить о мире, - наконец ответил Эцио ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ, - но неохотно отказываются от власти.

Мануил пренебрежительно отмахнулся.

- Власть несет мир. Глупец! Иначе быть не может! Эти люди погибнут без твердой руки, что направит их и укажет им на их место!

Эцио улыбнулся.

- Я думаю, что ты чудовище. Готовься к смерти.

Мануил посмотрел ему в глаза, и Эцио с тревогой увидел, что тот смирился со своей судьбой. В толстой, щегольско одетой фигуре, обвешанной драгоценностями, было достоинство. Эцио обнажил меч и вонзил его глубоко в грудь Мануала, готовясь подхватить тело и опустить на землю. Но Мануил не упал. Он ухватился за спинку каменой скамьи и спокойно посмотрел на Эцио. Когда ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ он заговорил, голос у него звучал устало.

- Я должен был стать приемником Константина. У меня было много планов. Знаешь, сколько я ждал?

- Твоя мечта умрет вместе с тобой, Мануил. Твоя империя пала.

Даже кривясь от боли, Мануил умудрился выдавить смешок.

- Да, но не только я мечтаю об этом, ассасин. Весь наш орден живет одной мечтой. Османы, византийцы... Это только ярлыки, костюмы, маски. Под этой шелухой тамплиеры - одна семья.

Эцио начал терять терпение, времени оставалось мало.

- Хватит болтать. Я пришел за ключом Масиафа.

Он наклонился и взял сумку Мануила, все еще висевшую у того через плечо. Мануил ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ сейчас выглядел гораздо старше своих пятидесяти восьми лет.

- Забирай, - болезненно прохрипел он. - Забирай и отправляйся навстречу судьбе. И не удивляйся, если в сотни лиг от Масиафа кто-то из нас прикончит тебя.

Тело Мануила напряглось, он вытянул руки, словно бродил во сне, а потом беззвучно упал в темноту.

Эцио мгновение смотрел на его тело, думая о чем-то своем, потом обыскал сумку Мануила. Он ничего не взял кроме ключа, который переложил к себе в карман, после чего бросил сумку Мануила на его тело.

И ушел.


documentaqffdhp.html
documentaqffkrx.html
documentaqffscf.html
documentaqffzmn.html
documentaqfggwv.html
Документ ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ